Раковая афёра: ложные диагнозы и лишняя химиотерапия

Сотни миллиардов долларов в год тратится на химиотерапевтические процедуры, которые наносят ущерб здоровью пациента и вызывают побочный эффект, получивший название «химический мозг». Два года назад эксперты по поручению Национального института рака также публично признали, что десятки миллионов «случаев рака» вовсе не были таковыми.

Десятки миллионов людей, которым благодаря недобросовестным онкологам был поставлен диагноз «рак» и которые были напуганы медицински не оправданной, но крайне выгодной химеотерапией – никогда не имели угрожающего их жизни состояния, а значит не было и необходимости в принятии подобных мер, подтвердили учёные.

Слово «рак» зачастую вызывает перед мысленным взором череду неумолимых, смертельно опасных процессов, однако рак – явление неоднородное и может развиваться различными путями, не все из которых связаны с прогрессированием метастаз и смертью, а могут заключаться в вялотекущем заболевании, которое не причиняет никакого вреда на протяжении всей жизни пациента.

Многие новообразования в организме человека диагностируются устрашающим термином «рак», даже несмотря на то, что не приведут ни к каким реальным повреждениям в организме, даже если их не лечить.

Раковая индустрия получает сотни миллиардов долларов в год на лечение пациентов, у которых никогда не было настоящего рака

Онкологи и раковая индустрия (особенно рака молочных желёз) пользуются систематическими случаями ложного диагностирования рака, запугивая пациентов и вынуждая их соглашаться на ненужные процедуры, которые помогают набирать $100 млрд. в год в качестве средств на химиотерапию для лечения так называемого «рака».

«Врачи, пациенты и широкая общественность должны осознавать, что гипердиагностика является довольно распространённым явлением и чаще всего имеет место при выявлении рака», – говорится в одной из научных статей.

В 2002 году редактор медицинского журнала поставил под вопрос эффективность маммографии для молодых женщин. «Эта тема требует тщательного контроля, – резюмирует он, – потому что женщины принимают решение о диагностике рака груди, а наша задача состоит в том, чтобы предоставлять им максимально достоверную информацию». Однако не следует забывать, что «маммографический скрининг может привести к гипердиагностике рака молочной железы, то есть обнаружению опухоли, которая не была бы обнаружена в клинических условиях на протяжении всей жизни пациента».

Раковая индустрия держится на плаву за счёт научного шарлатанства и низкопробной тактики «вербовки» новых пациентов, основанной на страхе

Всё это подтверждает то, о чем уже неоднократно говорилось ранее: раковая индустрия использует тактику запугивания, которая отдаёт «медицинским терроризмом» – перепуганных женщин и мужчин убеждают в необходимости чего-то ненужного для них, но весьма прибыльного для «агитаторов» – речь о «лечении рака», которое не принесёт пользы никому, кроме шарлатанов-онкологов.

Это сообщение повлекло за собой ряд крупных разоблачений в области диагностирования различных видов рака.

Рак груди, например, иногда представляет собой вовсе не опасное заболевание, а такое доброкачественное состояние как протоковый рак (ПКИС). Несмотря на это, миллионам женщин с ПКИС ошибочно ставят диагноз «рак молочной железы», вынуждая в дальнейшем лечиться от состояния, которое наверняка никогда не вызвало бы у них никаких проблем со здоровьем. В аналогичной ситуации оказываются и мужчины с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН) высокой степени – одной из разновидностей предвестников рака, обычно подвергающейся такому же лечению, как и настоящий рак.

Практика онкологии нуждается в серьёзных изменениях и инициативной борьбе с проблемой гипердиагностики и избыточного лечения рака. В частности, такие предраковые состояния, как ПКИС и ПИН высокой степени, не должны больше называться термином «рак».

Билл Сарди, автор книги «Больше не нужно бояться рака» («You Don’t Have to Be Afraid of Cancer Anymore»), также добавляет:

«Гипердиагностика относится к выявлению рака методом скрининга (маммография, ПСА-тесты) и она вряд ли станет очевидна врачу или выдаст себя проявившимися симптомами до того, как пациент умрёт по какой-то другой причине. Рак распространён достаточно широко, и большинство пациентов погибнет с этим диагнозом, но не от рака. Лечение и инвазивные или токсичные методы скрининга (рентгеновское излучение, маммография, пункционная биопсия) для опухолей, которые могут никогда не начать прогрессировать, не вызывают никаких симптомов и не создают угрозу летального исхода, будут представлять собой гипердиагностику и ненужное лечение».

Постепенно правда о раке выходит на поверхность, так что шарлатанство раковой индустрии ожидают дальнейшие разоблачения

Во всём этом есть и хорошая новость: если у вас только что диагностировали рак, то существует вероятность, что вы тоже стали жертвой медицинского шарлатанства и на самом деле вашей жизни ничего не угрожает.

Первый и самый важный момент в любой онкологической диагностике – онколог-скептик, пытающийся проинформировать, а не запугать вас. Не попадайтесь на уловки шарлатанов и не спешите соглашаться на токсичную химиотерапию. Для начала соберите всю возможную информацию, узнайте мнение других врачей и альтернативные варианты лечения (изменение образа жизни и др.), которые помогут предотвратить развитие рака или избавиться от него.

Вы также можете пройти онлайн тест для выявления степени угрозы рака на настоящий момент, посмотреть документальное видео и постараться узнать малоизвестные секреты о профилактике, диагностике и лечении рака.

Задумайтесь об этом: даже учёные из Национального институт рака публично признали тот факт, что многие диагнозы являются ложными и на самом деле крайне далеки от рака. Но врачи-шарлатаны продолжают «диагностировать» рак, потому что чем больше у них пациентов, тем выше доход. Они не заинтересованы в правдивой диагностике и сделают всё возможное, чтобы запугать вас и убедить в необходимости совершенно ненужной химиотерапии.

Может ли КТ ошибаться в диагнозе рак?

Современные МСКТ-аппараты обладают очень высокой разрешающей способностью, метод позволяет с высокой точностью выявить все КТ-признаки объемного образования. При диагностике рака на КТ определяются:

  • размеры опухоли
  • степень распространения опухолевой инфильтрации на соседние ткани
  • нарушение функции органов и тканей, сдавленных опухолью
  • увеличение лимфатических узлов
  • метастатическое поражение отдаленных органов

Направление на сканирование производится только после обсуждения клинических, рентгенологических, УЗ, эндоскопических результатов обследования, либо в случаях ограниченной информативности методов (избыточно развитая жировая клетчатка, выраженный метеоризм и др).

В ряде случаев вопрос о том, покажет ли КТ опухоль даже не встает, так как часто КТ является единственным средством распознавания онкопроцесса. Иногда же напротив, КТ является неинформативной, а, следовательно, не показанной. Например, возможности КТ в первичной диагностике опухоли гортани уступает эндоскопическому исследованию и не превосходит данные рентгенографии, поэтому КТ может быть использована только для уточнения степени местной распространенности онкопроцесса в сложных клинических ситуациях. Также в большинстве случаев нецелесообразно использовать КТ при раке щитовидной железы, так как приоритетным методом диагностики в этом случае считается УЗИ.

Чаще всего КТ используют при подозрении на онкопроцесс глубоко расположенных органов — головного мозга, органов грудной полости и средостения, брюшной полости, забрюшинного пространства, малого таза. Ввиду того, что такой альтернативный для КТ метод как МРТ недостаточно эффективен при исследовании костного аппарата, КТ при онкологии костей является единственным высокоточным методом диагностики.

В случаях затруднения определения злокачественности процесса или обнаружения метастазов применяется внутривенный контраст, он накапливается в избыточно васкуляризированной опухоли, что делает её заметной при сканировании. При этом метастазы на КТ выглядят как очаги гиперваскуляризации с усиленным накоплением контраста.

Таким образом, отвечая на вопрос, можно ли на КТ определить рак, можно сказать, что уникальные возможности современных мультиспиральных томографов и возможность применения контраста делают этот метод способным определить метастазы и опухоль на любой стадии заболевания, но при этом прибегать к сканированию нужно по строгим показаниям.

Семь раз проверь

Чтобы избежать неправильного диагноза и, как следствие, некорректного лечения, необходимо показать гистологические блоки второму специалисту, желательно – специализирующемуся на конкретной локализации рака. В 2016 году на базе Лаборатории «Гемотест» – федеральной медицинской сети, которая охватывает 280 городов России, – был создан Независимый экспертный совет в рамках проекта «Онкологическая экспертиза». В совет вошли 30 ведущих специалистов национальных медицинских исследовательских центров, которые проводят пересмотр гистологических и цитологических препаратов, полученных в любых медицинских учреждениях, частных и государственных.

Для получения экспертного заключения достаточно отнести препараты – стёкла или блоки – в любое лабораторное отделение «Гемотест». В большинстве случаев при пересмотре диагноза выявляется клинически значимое расхождение – такое, которое способно существенно повлиять на тактику лечения. «Одно из самых сложных направлений в онкоморфологии – опухоли кроветворной и лимфоидной тканей, опухоли мягких тканей и костей, в которых частота расхождений высокая. В некоторых выборках расхождения могут достигать 50%, то есть из двух входящих случаев в одном диагноз меняется. Иногда процент расхождения выше», – говорит заведующий отделением клинической молекулярной морфологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова, консультант Экспертного совета «Гемостест», руководитель направления «Телепатология» Юрий Криволапов.

«Патологоанатом ориентируется на собственный опыт, квалификацию, существующие стандарты диагностики и критерии патологии. Естественно, если доктор не обладает должной практикой диагностики определённой патологии, то он может ошибиться, особенно в переходных моментах. Именно с этим и связано такое количество расхождений, – объясняет руководитель отдела гистологии лаборатории «Гемостест» Сергей Кижаев. – И часто, пересматривая биоматериал пациента, направленный из региональной лаборатории, мы даём заключение, отличное от первоначального. В своей практике мы используем несколько пар глаз, чтобы сойтись в одном мнении».

Опыт лаборатории «Гемотест»: результаты пересмотра диагнозов в рамках проекта «Второе мнение» (3 года, 2500 случаев)

Медицинская халатность при диагнозе рак

Своевременное обнаружение первых признаков рака остается решающим фактором, влияющим на продолжительность и качество жизни раковых пациентов. Диагностика рака на начальных стадиях развития заболевания, до метастазирования раковых клеток в другие органы, повышает шансы оправиться от болезни.

Когда речь идет о медицинской халатности, это означает, прежде всего, неправильно поставленный диагноз:

— Специалист не обратил внимания на тревожные признаки, которые могли указывать на появление новообразования, не отправил пациента на обследование, несмотря на возможные жалобы. Ошибка могла произойти как по причине низкой квалификации и неопытности врача, так и отсутствия современного оборудования – все вместе не позволяет расшифровать
— Неправильно выявлен характер опухоли, не определен ее злокачественный характер. Или, неправильно определена стадия и размеры, а, следовательно, неправильно выбран протокол лечения.

Сегодня на лечение рака уходит больше денег, чем на лечение любого другого заболевания.

Если у вас диагностирован рак, и вы полностью доверяете медицинской системе своё дальнейшее лечение, то можете смело попрощаться со своими деньгами. Даже при наличии страховки, вы, скорее всего, всё равно потратите всё до копейки. Либо выживите и останетесь с пустым карманом, либо умрёте, но всё равно с пустым карманом.

Вот как одна из женщин описала свой опыт химеотерапии:

«В мои вены вводили высокотоксичную жидкость. Медсестра, проводившая эту процедуру, надевала защитные перчатки, потому что вещество оставляло ожоги, если хотя бы крошечная его капелька попадала на кожу. Я не могла не спрашивать себя, что же происходит со мной внутри, если для защиты снаружи требуются такие меры предосторожности?» В течение следующих двух с половиной дней после этой процедуры меня мучила рвота. На протяжении всего лечения я горстями теряла волосы, у меня пропал аппетит, нормальный цвет кожи и интерес к жизни. Я превратилась в ходячего мертвеца».

Смертельный бизнес в США

Раньше главной причиной детских смертей в Америке были несчастные случаи, теперь – это рак. Рак лидирует среди причин детской смертности в США – Американским институтом рака (American Cancer Institute) ежегодно регистрируются 13 500 новых диагнозов. Каждый из 300 мальчиков и каждая из 333 девочек возрастом до 20 лет заболевают раком, по данным Американского общества клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology).

За прошедшие 100 лет заболеваемость раком увеличилась во всех возрастных группах. Данные Государственной службы здравоохранения США (U.S. Public Health Service) показывают, что, если в 1900 году число смертей от рака было 64 на каждые 100 000 человек, то в 2005 году это число увеличилось почти в три раза, достигнув 188,7 человек на каждые 100 000 человек.

Коалиция по профилактике рака (Cancer Prevention Coalition — CPC) отмечает, что рак – это большой бизнес в этой стране: «Победа в войне с раком означает уничтожение рака. Однако, рак – многомиллиардный бизнес. Разве уничтожение рака это не плохо для бизнеса? Это фармацевтический и маммографический бизнес. У этих отраслей существуют сложные связи с американскими политиками, направляющими финансы на исследования, обеспечивающие их прибылью от лечения и диагностики рака».

Что вызывает рост заболеваний раком, особенно у детей? Это могут делать два главных фактора – химикаты и электромагнитные излучения.

Огромные 70-90% любого американского продуктового магазина переполнены полуфабрикатами с химическими добавками и консервантами, многие из которых – генетически модифицированные, кроме того, большая часть американской еды заражена пестицидами.

Другой потенциальный фактор – непрерывное погружение растущих организмов детей в электромагнитное излучение. Опухоли мозга также чаще диагностируются в развитых западных странах. Всё – от сотовых телефонов, до вышек сотовой связи, установленных повсеместно, от бытовой электроники до компьютеров… даже автомобили излучают электромагнитные волны. Множество из этих технологий никогда не тестировались на потенциальные вредные воздействия. Исследование обнаружило, что электромагнитное излучение оказывает негативное воздействие на ткани и клетки, и неионизирующие излучение признано канцерогеном или потенциальным канцерогеном. На основании этих рисков Бельгия недавно запретила сотовые телефоны, специально разработанные для детей до 7 лет.

На основе этой информации предлагаются рекомендации по ограничению соприкосновения детей с сотовыми телефонами, устройствами беспроводной связи, включая беспроводные наушники и микрофоны.

В педиатрической статье «Сотовые телефоны и дети. Соблюдение мер предосторожности» Сюзанна Розенберг (Suzanne Rosenberg) пишет: «Пока правительство считает радиоизлучение безопасным, не появляется никакого исследования по этой проблеме».

Уровень заболеваемости раком возрос до эпидемиологического уровня. И, если сейчас оценки показывают, что каждый второй взрослый в течение своей жизни заболевает раком, то с какими шансами заболеть раком столкнутся в будущем дети, если уже сейчас детский рак – убийца номер один в Америке? Забудьте о проблеме лечения, мы должны обратить внимание на причину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *